?

Log in

No account? Create an account

Сообщество Либертарианской Партии России

Previous Entry Share Next Entry
На Стороне Свободы. Выпуск от 02.10.2017
sven_wolf wrote in libertarian_rus
Logo.jpg
Вашему вниманию предлагается новый выпуск информационно-аналитической программы "На Стороне Свободы", официального подкаста Либертарианской партии России.

Сегодня в выпуске:
1. Виталий Флеганов полностью оправдан судом;
2. Алексей Навальный задержан по пути в Нижний Новгород;
3. Николас Мадуро едет в Россию.

Расшифровка подкаcта:

Здравствуйте, уважаемые слушатели! Вас приветствует информационно-аналитическая программа "На Стороне Свободы", официальный подкаст Либертарианской партии России.

Сегодня в программе:
1. Виталий Флеганов полностью оправдан судом;
2. Алексей Навальный задержан по пути в Нижний Новгород;
3. Николас Мадуро едет в Россию.

1. Двадцать седьмого сентября в Петрозаводске закончился процесс по делу члена Либертарианской партии России Виталия Флеганова. После полугодовой тяжбы и пяти заседаний судья не усмотрела в его действиях никакого преступления. Вердикт суда зал встретил аплодисментами.
Справедливость восторжествовала, и это уже немало. Но сам процесс показателен сразу в нескольких отношениях. Виталий Флеганов выступил организатором антикоррупционного митинга двадцать шестого марта в местном гайд-парке. Администрация города отказала в проведении митинга по формальным основаниям – якобы на площади, где должен был проходить митинг, идут ремонтные работы. Впоследствии на суде выяснилось, что ремонтируемая вышка вообще находилась не на территории гайд-парка. Митинг тем не менее успешно состоялся – после чего Флеганова пытались похитить неизвестные, потом задержали уже официально, и в итоге дело закончилось судом.
Что же утверждает сторона обвинения? Она уверена, что от организации и проведения публичного мероприятия Флеганов отказался сам – но, отказавшись, не исполнил свою законную обязанность по информированию об этом властей и граждан. В качестве подтверждения отказа обвинение предъявляет некий протокол опроса, состоявшегося уже после митинга. В суде это как аргумент не прошло, а сам Флеганов от митинга отказываться, разумеется, и не думал.
Сколько раз мы все слышали благонамеренную позицию – «просто попробуйте соблюдать все законы, и всё будет в порядке». Это, конечно, не попытка помочь «оступившемуся» гражданину, а превентивная защита властей от любой нелояльной критики. Каждый встречный наверняка что-нибудь да нарушал, а если не нарушал – сейчас придумаем повод. У нас законы ровно на то заточены, чтобы каждого можно было в чём-то обвинить, а вовсе не на поддержание правопорядка. Словом сказать, начни правовое государство с себя – и собой же и ограничься. “Тебе посодют, а ты…” не митингуй. И не критикуй.
В процессе по Флеганову карельские власти продемонстрировали, как такое соблюдение закона должно работать на практике с их точки зрения. Власти мало того, что она запретила законное мероприятие по подложному поводу. Ей нужно, чтобы ответственность за её противоправные действия брал на себя сам гражданин – ей так удобнее. Не сумел, мол, устранить с площади несуществующий ремонт – значит, сам отказался от организации митинга. Отказался – иди оповещай всех. Не оповестил – вот вам и искомое «нарушение закона».
Возникает абсурдная ситуация, когда, во-первых, власть квалифицирует последствия своих действий как личное намерение гражданина. Во-вторых, обратите внимание, уважаемые слушатели, что тот опрос, на котором строится обвинение, проходил уже после митинга. То есть власти считают, что Флеганов должен был отказаться от проведения митинга – после его успешного завершения. И тогда же, видимо, начать всех оповещать: не ходите, люди добрые, на митинг, который только что завершился.
Можно было бы назвать такое обвинение кафкианским – если хоть на секунду предположить, что правоохранительные органы искренне добивались именно этого. Но на суде они путались в показаниях, предъявляли написанные под копирку рапорты и откровенно удивлялись, услышав, что на самом деле написано в законах, которые они поставлены охранять. Это инерция государственной и бюрократической машины. Чиновники и полицейские не так даже стремятся обвинить гражданина, как защитить себя и своё кресло. А уж конкретный повод, по которому государство должно быть право, а человек перед ним виноват, сторону обвинения не интересует.
Флеганову, можно сказать, повезло. В его деле стараниями однопартийцев и прессы возник общественный резонанс, невиновность была очевидна, а повод к обвинению ничтожен – и бюрократия, видимо, в итоге рассудила, что может выйти из ситуации с наименьшими потерями, промурыжив человека полгода и затем устроив показательно образцовый процесс. Но очень во многих случаях даже в той же Карелии (не говоря уж – по всей России) бюрократическая машина решает, что куда проще будет человека сломать или посадить. Количество оправдательных приговоров в России (ноль целых тридцать шесть сотых процента) свидетельствует о тенденции весьма красноречиво.
Законы существуют не для этого. Они не должны быть дубинкой, которой вертикаль власти охаживает несогласных. Законы существуют для поддержания правопорядка – только для этого и ни для чего более судебно-правоохранительной системе даны такие средства и полномочия. Однако когда суды и полиция действуют по указке сверху, а не по закону, тогда человеку приходится бороться в суде, по сути, не с отдельным зарвавшимся правоохранителем, а с целой системой в масштабе государства, для которой этот зарвавшийся – надежда и опора, а вот гражданин всегда по умолчанию подозрителен. Выход из такой ситуации возможен только через децентрализацию. Либертарианская партия выступает за передачу полномочий по охране правопорядка с федерального на местный уровень, за выборность судей и распространение суда присяжных, за учреждение института местных шерифов, подконтрольных не федеральному начальству, а избравшему их населению муниципалитета.
Мы поздравляем Виталия Флеганова с заслуженной победой в суде!

2. Утром двадцать девятого сентября Алексея Навального задержали в Москве при выходе из подъезда. Он как раз собирался ехать на свой митинг в Нижний Новгород, но у полиции были на этот счёт иные планы. В Нижнем Новгороде Леонид Волков пришёл в полицию сам, с жалобой на незаконный отказ в проведении митинга – итог был тот же, политика задержали и оставили в ОВД. В девять вечера Навального и Волкова выпустили. Причина задержаний – неоднократные призывы к участию в несогласованных акциях.
От истории Виталия Флеганова этот инцидент отличается скорее деталями, чем сутью. Нижегородские сторонники Навального подали предварительную заявку на митинг, получили отказ с альтернативными вариантами и согласились на один из этих вариантов, что по закону и является процедурой согласования. Дальше стало ясно, что народу придёт много, митинг получится заметным – и тут власти принялись противоправничать. Начали отменять согласование по телефону, дезинформировать людей, наконец, заняли площадку под экстренный спортивный фестиваль, увезли сцену и аппаратуру (на что Волков и пошёл жаловаться), блокировали дверь в штаб и задержали местного координатора.
Снова и снова та же история. Власть незаконно объявляет действия граждан незаконными. Ты приходишь жаловаться на самоуправство – а самоуправство в погонах тебя же и задерживает. По духу времени и вкусу уже, наверное, можно было бы вводить в кодексы статью «Неподчинение НЕзаконным требованиям представителя власти», поскольку сплошь и рядом их требования как раз такими, незаконными, и оказываются.
Закон регулярно и неуклонно используется как средство политической борьбы с населением. Это ведь так удобно, когда тебе противостоит не политический оппонент, а какой-то мелкий нарушитель – «украл весь лес», «украл всю почту», «нарушил все митинги». Вдвойне это удобно, когда ты политик кабинетный, публичности боишься как чумы (а чумы – как дебатов). Но это же и показывает, что других, собственно политических, аргументов у власти просто не остаётся. Невозможно рационально объяснить, почему Навального нельзя пускать на выборы, почему оппозиции нельзя давать слово в эфире, почему если не будет Путина, то якобы не станет и России. Тем более это невозможно объяснить, когда твоя непосредственная служебная обязанность – это гарантировать соблюдение прав граждан на всё перечисленное, а не решать, кто из них более достоин публично выражать своё мнение. Тогда только и остаётся, что переквалифицировать конфликт из политической плоскости в хулиганство и ошельмовать оппонента.
То есть не только нарушается закон, но правоохранительная система используется как инструмент политической борьбы. Это нужно понимать, и с этим нужно бороться. У гражданского общества нет такой дубинки, как административная власть, но пока есть свои действенные инструменты – гражданская гласность и публичная политика. Любая власть тревожится о своей легитимности; власть, нарушающая собственные законы, – вдвойне, потому что каждое такое нарушение подрывает трепетно охраняемый ею авторитет. Нужно методично выражать недоверие текущей власти (оно ею заслужено сполна); каждое нарушение прав граждан должно становиться предметом общественного внимания и резонанса – только тогда гражданское общество имеет шанс защитить себя от посягательств государства. Россия будет свободной, но добиться этого можем только мы с вами, и никто другой за нас.

3. К нам едет Мадуро. Президент Венесуэлы собирается в ближайшие дни с визитом в Москву. Четвёртого октября он примет участие в панельной сессии «Нефть и геополитика: причины и последствия».
Прекрасное название. Нефть, надо полагать, причина, а геополитика – последствие. Но вообще – каков гость? В его стране почти двадцать лет возводится очередной правильный социализм. Есть своя система сдержек и противовесов – отсутствие туалетной бумаги и зубной пасты уравновешивается отсутствием еды. Жёсткий государственный контроль над ценами заставляет фермеров производить всё меньше и меньше продовольствия – как раз когда девяносто три процента населения страны жалуются на недоедание. Параллельно с официальными выборами в Национальную ассамблею (которые проходили примерно как в наших краях – приписки, манипуляции, административная явка) оппозиция провела свой многомиллионный референдум об их непризнании. Словом, самое время ехать на чай в Москву, рассуждать о геополитике.
На встрече с Лавровым министр иностранных дел Венесуэлы Хорхе Арреаса, зять покойного Чавеса, сказал: «Мы готовы к любому варианту действий со стороны США, не исключаем и военный вариант. Мы знаем, что можем рассчитывать на Россию. Мы не друзья, мы братья».
Как, опять «братья»?.. Но если так рассудить, то куда ещё Николасу Мадуро ехать, как не в Москву? На протяжении последних лет двадцати сложно припомнить такого диктатора или популиста, на чью сторону Москва не встала бы в его противостоянии со своим народом. Милошевич, Янукович, Саддам, Каддафи, Янукович-на-бис, Асад, Эрдоган – чутьё у Кремля здесь безошибочное, ни разу на стороне народа наши народные власти не играли. Попытались было изобразить народовластие в отдельных районах Украины, поиграть в революцию – но до того им сама эта стилистика поперёк горла встала, что показуху быстро свернули в привычную вертикаль, а всяких там «народных героев» прокатили на разных гранатолифтах. Зато, скажем, Эрдогану буквально за ночь простили смертельную обиду, едва над ним зависла тень переворота. «Наших бьют!»
Дело даже не в том, что Москва по-прежнему чувствует себя столицей Коминтерна в изгнании. Это, скорее, мечты. Дело в том, что при всём показушно декларируемом цинизме и прагматизме у наших властей есть определённые идеалы, которые они будут защищать до последнего. Это ведь только свобода слова и выбора – небывалая выдумка, по мысли верховных «прагматиков». Да и «вечные интересы», вопреки декларациям, их не так уж интересуют, то-то эти интересы отбрасываются при каждом удобном случае. А вот интернациональная спайка диктаторов, до дрожи перепуганных собственным пока ещё покорным населением, похоже, вполне себе реальна.
Внешнеполитический Кремль бросается защищать любого диктатора, забывая мелкие и крупные разногласия, вековые и сиюминутные интересы. Потому что любой выбывший деспот – это брешь в их обороне. Это наглядное подтверждение тому, что политика бывает другой, что нынешняя власть – в любой стране – это не навсегда. Власть неизбежно меняется, но там, где она меняется по раз и навсегда установленным правилам, это происходит наиболее мирно. А всякие каддафи, пустившие корни в трон от долгого сидения, уходят с кровью – и сами успевают на этой крови поспекулировать: мол, вы же не хотите беспорядков, так терпите меня. Потому они и защищают друг друга: привычная диктатура должна казаться народу меньшим злом по сравнению со сменой власти, поэтому такую смену нужно представить кровавым и болезненным процессом. Над чем власть неустанно и работает – так сказать, на контрастах. Не исключая, как сказал Арреаса, и военный вариант.
Вот только никому из подзащитных Москвы это пока не помогло. Гуляет по буфету Эрдоган – кукует под Ростовом Янукович – иных уж нет, а те далече, но конец у всех один. Власть неизбежно меняется, ни один режим не существует вечно. И если диктатор уничтожает все возможности для мирной смены власти, то в том, что случится далее, винить он может только себя. Либертарианцы безусловно выступают против агрессивного насилия – и выбор, становиться агрессором или нет, всегда остаётся за человеком, даже если он боливарианский или кремлёвский президент. Мы призываем решать политические вопросы миром и договором, а не репрессиями и запугиванием.

С вами была программа «На Стороне Свободы». Если вы согласны с нами, заглядывайте на наш сайт http://libertarian-party.ru, знакомьтесь с нами и нашей программой, вступайте в Либертарианскую партию России или подумайте о том, чтобы сделать небольшое добровольное пожертвование!

Текст и озвучка: Сергей Карнавский

Все выпуски программы вы можете прослушать и скачать здесь.