Сообщество Либертарианской Партии России

Previous Entry Share Next Entry
На Стороне Свободы. Новый выпуск
sven_wolf wrote in libertarian_rus
Logo.jpg
Вашему вниманию предлагается новый выпуск информационно-аналитической программы "На Стороне Свободы", официального подкаста Либертарианской партии России.

Сегодня в выпуске:
1. Дмитрий Максимов — депутат Якиманки;
2. “Матильда” — самый опасный фильм года;
3. Российские города “минируют” по телефону.




Расшифровка подкаста:
Здравствуйте, уважаемые слушатели! Вас приветствует информационно-аналитическая программа "На Стороне Свободы", официальный подкаст Либертарианской партии России. Сегодня в программе:

1. Дмитрий Максимов — депутат Якиманки;
2. “Матильда” — самый опасный фильм года;
3. Российские города “минируют” по телефону.

1. Десятого сентября в России прошёл единый день голосования. Россияне выбирали нескольких губернаторов, местные парламенты, пару депутатов Госдумы на освободившиеся места — но наибольшее внимание вызвали выборы депутатов в советы муниципальных районов Москвы. Этого внимания столичные власти явно не хотели: оповещение почти не проводилось, до самого последнего дня многие москвичи не были проинформированы даже о самом факте выборов, тем более — о том, где находится их избирательный участок. Центризбирком официально признал провал информационной кампании о выборах в Москве.

Раз уж избирком устранился от своих обязанностей, за дело взялась демократическая оппозиция. Широкомасштабную кампанию в большинстве районов развернул так называемый "список Гудкова". В основном это были кандидаты от партии "Яблоко" и самовыдвиженцы, а штаб Каца и Гудкова оказывал им общую информационную и техническую поддержку. Выборы в Москве были многомандатные, то есть избиратели могли отдать голоса за нескольких кандидатов сразу, поэтому оппозиция формировала общую команду кандидатов по району, где выдвигалась, выпускала общие листовки, и проводила кампанию.

Хитрый план собянинской администрации… не совсем удался. В семнадцати районах Москвы кандидаты демократической оппозиции получили более половины, а ещё в тринадцати — не менее трети мест в советах депутатов. Жители Гагаринского района Москвы, где прописан и голосовал Владимир Путин, отдали яблочникам двенадцать из двенадцати мест в совете — так сказать, намекнули одному жильцу по-добрососедски. Девять из десяти мест взяли оппозиционеры в Тропарёво-Никулино и Якиманке. Одним из депутатов Якиманки стал наш однопартиец Дмитрий Максимов. В двух других районах наши кандидаты показали лучший результат среди оппозиции, уступив только списку "Единой России" — Кирилл Самодуров в Ново-Переделкино и Владислав Январёв в Орехове-Борисове Северном заняли шестые места при первых пяти проходных. За победу на выборах десятого сентября также боролись либертарианцы Савелий Морецкий в Южном Бутово, Александр Псарёв в Замоскворечье, Николай Рассадин в Пскове и Евгений Алдаев в Омской области. Этим кандидатам выиграть не удалось, желаем им успеха в следующий раз.

Что показали эти выборы? Во-первых, власть очевидным образом не заинтересована в том, чтобы граждане пользовались своим правом на волеизъявление, даже когда это касается уровня местного самоуправления. Населением с низким уровнем правосознания легче управлять, ему легче навязывать драконовские законы, запредельные поборы и фальшивую повестку дня из телевизора. Каковы бы ни были конкретные мотивы властей в данном случае — общая ли инерция системы или какие-то готовящиеся махинации, для которых им нужна эта тишина и пустота на избирательных участках, — это как раз тот случай, когда стоит посмотреть на то, чего хочет от нас государство, и сделать наоборот. Потому что такое замалчивание выборной процедуры делается явно не в ваших интересах, уважаемые слушатели. Таким образом творятся только тёмные делишки.

Во-вторых, и это может быть одним из мотивов для "сушки явки" со стороны властей, — в обществе очевидным образом накопилась усталость от текущего положения дел, и она наконец начала воплощаться в электоральную инициативу. Во многих районах люди голосовали списком за команду оппозиции, даже те, кто достаточно скептически относится к "Яблоку", Гудкову или Кацу. Очевидно, другой вариант в лице всё той же бесконечной "Единой России" представляется людям ещё хуже. У них возник спрос на политическую альтернативу — и в данном случае на этот запрос откликнулись команды кандидатов из "списка Гудкова".

В-третьих, эти выборы наглядно показали, что оппозиция может и должна побеждать, хотя бы начиная с низового уровня. Эта тен денция может представляться опасной не только для московских властей — в России очень часто те общественные процессы, что начинаются в столице, некоторое время спустя подхватываются регионами. Для оппозиции же это знак, что не следует унывать и сдаваться заранее — нужно идти, бороться и добиваться победы на выборах. России нужны политики, отстаивающие либертарианские принципы — защиту прав и свобод граждан, свободные рыночные отношения, запрет на агрессивное насилие. Только это может помочь пройти через трудный период неизбежного одряхления режима.

Либертарианская партия поздравляет Дмитрия Максимова с уверенной победой и желает ему дальнейших успехов на посту муниципального депутата!

2. Двадцать шестого октября на большой экран хотел бы выйти фильм "Матильда". У многих заранее оскорбившихся зрителей (особенно у тех, кто кино смотреть и не собирался) на этот счёт другие планы.

Целый год возмущённая общественность собирает подписи под петициями о запрете "Матильды", иерархи Церкви критикуют фильм как неподобающий, а Кадыров не хочет пускать его в свои владения. Чем ближе к дате выхода, тем ожесточённее накал анонимных кинокритиков: в конце августа - начале сентября студию режиссёра Алексея Учителя в Санкт-Петербурге закидали "коктейлями Молотова", в Екатеринбурге невменяемый террорист-одиночка на УАЗике врезался в стену кинотеатра и устроил поджог, а возле московского офиса адвоката режиссёра подожгли две машины, оставив лаконичную записку: "Гореть за Матильду". Билеты на первые показы раскупаются охотно: публика жаждет увидеть, из-за чего весь сыр-бор. Однако кинотеатры один за другим отменяют показы по техническим и прочим причинам: запугивание плохо влияет на рыночные отношения.

Художественный фильм о любви последнего российского императора к балерине Матильде Кшесинской критикуют не за исполнение, а за замысел. Видите ли, Николай Второй Кровавый за мученическую смерть причислен РПЦ к лику святых, поэтому изображение его в неподобающем святому виде — скажем, в объятиях балерины, при законной-то жене — недопустимо вне зависимости от соответствия реальным историческим фактам. — Примерно так можно реконструировать логику противников фильма, к которым относится часть религиозных фанатов Николая, так называемые "царебожники", и депутат Поклонская, у которой к царю наблюдается какое-то личное обожание. Вернее, это было бы её личным делом, если бы она не пыталась транслировать свои симпатии и антипатии, используя данную ей власть депутата Государственной Думы и прокурорский опыт. Пока деятели попроще разгоняются на УАЗике в стену кинотеатра, Поклонская работает по верхам и пытается через прокуратуру наслать на фильм проверку и лишить его прокатного удостоверения. А недавно подала в суд иск о защите чести и достоинства семьи Романовых, назвавшись представителем истца по доверенности.

Когда власть, доселе охотно заигрывавшая с возмущением "православной общественности", сама начинает сдавать назад — ясно, что ситуация выходит из-под контроля. Министр Мединский, как последний либерал, критикует излишний праведный гнев крымской депутатки, а Дмитрий Песков обзывает организацию "Христианское государство - Святая Русь" анонимными экстремистами. Это одна из тех организаций, что травит Учителя и требует реакции от инстанций — ну можно сказать, что они её и получили.

Конечно, ни до какого Учителя с его "Матильдой" ни Пескову, ни Мединскому особого дела нет. Есть попытка соблюсти какие-то минимальные приличия, но и это скорее фикция. Власть совершенно чётко осознаёт, что подобное поведение это заявка на легализацию политического насилия со стороны "Христианского государства" и прочих "Сорока сороков". Государство постоянно, через контроль телевизора, роскомнадзор интернета и Уголовный кодекс, пытается контролировать, что гражданам можно смотреть и слушать, а что нельзя. Религиозные экстремисты сейчас претендуют на ту же власть — решать за людей, что им подобает, а что не подобает смотреть, и в случае неповиновения использовать агрессивное насилие. Вот об этом, похоже, и идёт спор в верхах, и власть вряд ли собирается делиться этой монополией с кем-то ещё. Но кто бы ни победил в этой схватке за контроль над нашей свободой, государство или "антиматильдинг", ситуация к лучшему не изменится.

Каждый человек имеет право сам выбирать свою судьбу, в том числе решать, что и как ему смотреть или не смотреть. Никакая цензура, сопряжённая с агрессивным насилием, с точки зрения либертарианства недопустима. Это нарушение базовой свободы человека, и "христианское государство" в этом смысле не отличается ни от "исламского", ни от обычного. Все они хотят навязать людям свой образ мыслей и карать за отход от подчинения. Но свобода выбора — смотреть или не смотреть, читать или не читать — принадлежит вам и только вам, всегда помните об этом. Это то право, которое нужно отстаивать до конца.

3. С десятого по четырнадцатое сентября в России не взорвались пятьсот общественных и жилых зданий, не пострадали жизни ста пятидесяти тысяч человек. Это безусловно хорошо. А вот общая реакция государства на волну звонков о минировании, которая началась десятого числа и так же централизованно сошла на нет к четырнадцатому, радует куда меньше.

Массовые звонки о якобы заложенных бомбах — в школах, кинотеатрах, вокзалах, торговых центрах, жилых домах — пять дней раздавались в городах по всей России. Челябинск, Уфа, Москва, Омск, Рязань, Магада н — счёт городов идёт на десятки. На каждый звонок МВД и Росгвардии приходилось реагировать как на настоящий — выезжать на вызов, эвакуировать людей. Экстренные службы были завалены дополнительной работой, функционирование "заминированных" заведений было парализовано как минимум на полдня, планы людей рушились и нарастал страх, хотя комментаторы по должности как воды в рот набрали. Пресс-службы МЧС, МВД и ФСБ не комментируют анонимные звонки о минировании, по официальной версии, чтобы не нагнетать панику — естественно, информация всё-таки просачивается через СМИ, а от такой игры в молчанку паника будет только нарастать... в общем, сразу видно больших специалистов по безопасности.

В выигрыше остались разве что ученики эвакуированных школ. Некоторые из них даже решили, что называется, прокатиться на волне хайпа и тоже подложили по телефону бомбу в родной школе. Собственно, только этих школьников нашим бравым правоохранителям пока и удалось задержать, основные телефонные террористы пока вне досягаемости МВД.

Кроме задержания школьников — как ещё отреагировало наше государство на этот несомненный вызов общественной безопасности, во имя которой так часто урезают наши права? Ну, во-первых, грозным молчанием. Во-вторых, параллельно с молчанием — россыпью взаимно противоречивых следственных версий. То ли это ИГИЛ, то ли Украина, то ли Украина с ИГИЛом, то ли внезапные учения, то ли вышеупомянутый антиматильдинг. В Петербурге официальные лица уже поспешили заявить, что звонки совершались из-за рубежа — что, впрочем, с учётом IP-телефонии и современных технологий может означать вообще что угодно, но для нагнетания паранойи о России в кольце врагов — фраза что надо.

Выходцы из служб, занимавшихся как раз госбезопасностью, правят Россией уже дольше Брежнева, поминутно сокращая пространство свободы — и вот на девятнадцатом году "стабильности" всё, что государство может противопоставить телефонному запугиванию, это эвакуация, сапёры и "борьба с паникой". К экстренным службам претензий нет, они отработали каждый вызов, но ведь точно того же результата вполне можно было бы достичь и без многолетних покушений на права граждан во имя Священной Борьбы с Терроризмом.

У этой истории есть и ещё один грустный аспект. До сих пор наше государство не упускало ни одного случая угрозы, подлинной или вымышленной, чтоб не попытаться под шумок ещё немного урезать свободу граждан. После Беслана власти отменили выборы губернаторов. После Норд-Оста — обрушились на тогдашние и так полуживые СМИ. Первые запреты в интернете объяснялись защитой безопасности детей. После присоединения Крыма был введён в действие закон об изъятии земельных участков под государственные нужды, который потом распространился аж до Новой Москвы. Что же захотят урезать теперь — айпи-телефонию? интернет? обувь, в которой наверняка ходят телефонные террористы?..

Променявший свободу на безопасность не получает ничего. Либертарианцы считают, что обеспечить обществу подлинную безопасность может лишь защита прав и свобод граждан, а не их урезание под предлогом борьбы с той или иной опасностью. Бесправие населения, убивающие инициативу регуляции, запрет на защиту своей жизни и собственности — вот основной источник озлобления и внутренних конфликтов в обществе, из которых и рождаются незадачливые террористы. Государство, заточенное на борьбу с мирными демонстрантами, очевидным образом не справляется с защитой граждан от терактов, когда какие-то негодяи с телефонами могут серией звонков парализовать течение нормальной жизни в крупных городах. Не следует надеяться на государство, нужно готовиться к тому, что придётся защищать себя самим.

С вами была программа «На Стороне Свободы». Если вы согласны с нами, заглядывайте на наш сайт http://libertarian-party.ru, знакомьтесь с нами и нашей программой, вступайте в Либертарианскую партию России или подумайте о том, чтобы сделать небольшое добровольное пожертвование!



Текст: Сергей Карнавский
Озвучка: john_dowland.

?

Log in

No account? Create an account